Путин и Лукашенко хотят подавить протесты любой ценой, но дальше их пути расходятся

65

Блиц-визит Александра Лукашенко в Сочи, несмотря на ожидания некоторых политиков и политологов, прорывным не стал. Объявляя о скором приезде в Россию президента Беларуси, российская сторона предупредила, что никаких соглашений в ходе визита подписано не будет. Также накануне визита была сделана плановая утечка информации из кремлевских источников о том, что Владимир Путин не ожидает, что протестующим удастся заставить Лукашенко уйти. О чем же шла речь на встрече двух президентов, вернее на той открытой ее части, которую продемонстрировали публике?

Путин еще раз поздравил Лукашенко с избранием президентом Беларуси. Далее Владимир Владимирович заявил, что "вы нашу позицию хорошо знаете: мы за то, чтобы беларусы сами, без всяких подсказок и давления извне, в спокойном режиме и в диалоге друг с другом разобрались в этой ситуации и пришли к общему решению, как выстраивать свою работу дальше". Российский президент также поддержал предлагаемую Лукашенко конституционную реформу, но несколько издевательски заметил: "Уверен, что, имея в виду Ваш опыт политической работы, работа и по этому направлению будет организована на самом высоком уровне, и это позволит выйти на новые рубежи в развитии политической системы страны, а значит, и создаст условия для дальнейшего развития".

Какой уж тот опыт, если допустил столь массовые протесты и не знает, как с ними сладить! Впрочем, этого, похоже, не знает и сам Путин. Как представляется, у него также, вопреки озвученным выше утечкам, нет уверенности, что Лукашенко устоит перед натиском протестующих. Потому-то Путин пока что не спешит подписывать с ним какие-либо соглашения. Он пообещал Лукашенко кредит в 1,5 млрд долларов, однако соглашение пока что не подписано, поскольку, по словам Путина, "наши министры финансов ведут на этот счёт работу на профессиональном уровне".

Читайте также: Із Лукашенком, як із Януковичем: за що насправді платить Путін

Владимир Владимирович научен горьким опытом, когда перед самым свержением Януковича тому был предоставлен первый транш российского кредита в 3 млрд долларов (всего должно было быть 15 млрд.). Путин как будто понимает, что одними кредитами протестующих не разгонишь. Думаю, что фактически Лукашенко получит российские полтора миллиарда долларов (если получит) только после того, как протесты так или иначе завершатся. Эта сумма почти точно совпадает с 1,4 млрд долларов, которые Беларуи в августе пришлось потратить на поддержание курса национальной валюты. Всего за месяц Минск потерял 15% своих золотовалютных резервов.

Между тем, план конституционной реформы, который Лукашенко представил России и ОБСЕ, и который Путин одобрил, предусматривает, что до 2022 года в Конституцию Беларуси внесут поправки, ослабляющие власть президента в пользу правительства и парламента, после чего в стране проведут новые президентские и парламентские выборы. Не приходится сомневаться в том, что подобный план протестующих нисколько не устроит. Значит, противостояние продолжится, и исход его предсказать сейчас невозможно. Светлана Тихановская уже предупредила: "Я хочу напомнить Владимиру Путину: что бы вы ни приняли и о чем бы вы ни договорились во время встречи в Сочи – это не будет иметь законной силы. Все договоры, подписанные с нелегитимным Лукашенко, будут пересмотрены новой властью. Я очень сожалею, что вы решили вести диалог с диктатором, а не с беларуским народом".

Касаясь начавшихся российско-беларуских военных маневров, Путин пообещал, что после их завершения российские войска вернутся в места постоянной дислокации. Если верить российскому министерству обороны, речь идет всего лишь о 300 военнослужащих Псковской воздушно-десантной дивизии. Но мы не знаем, сколько человек насчитывает объявленный Путиным российский полицейский резерв, который предполагается ввести в Белоруссию в случае обострения ситуации.

Читайте также: Росія повторює свої помилки й ризикує втратити Білорусь

Лукашенко в ответной речи сказал о неких "красных линиях", которые пока не пройдены: "Пока эти "красные линии" никто не нарушал. Поэтому у нас, как у нас в народе говорят – в России, да и у нас – вот эта "бодяга" туда-сюда качается". В чем именно заключаются эти "красные линии", Александр Григорьевич не уточнил. И это – зловещий признак. Получается, что Лукашенко сам будет определять, когда именно власть получит право на неограниченное насилие. Президент Беларуси также намекнул (но лишь намекнул) на возможность более активного участия страны в Евразэс, ОДКБ и СНГ. И опять повторил фразу про танки НАТО, "бряцающие гусеницами" у границ Союзного государства.

А уж совсем зловеще прозвучал следующий пассаж Лукашенко насчет Запада: "Нам ни в коем случае нельзя оглядываться на то, что нам скажут. Они с нами не считаются, они не смотрят на наши настороженности. Они проводят учения тогда, когда хотят. Поэтому мы также, если Вы поддержите этот тезис, не напрягая обстановку вокруг, будем готовить свои армии, для того, чтобы, если не дай бог, можно было этому противостоять". Путин же ответил: "Александр Григорьевич, что касается военной составляющей, Вы правы, у нас есть план, он будет реализован, он будет осуществляться. В течение года у нас – и на территории Беларуси, и на территории России – практически каждый месяц предусмотрены какие-то мероприятия. Мы как планировали раньше, так всё и будем делать". Уж не намек ли это на возможность постепенной российской оккупации Белоруссии?

Впрочем, и Лукашенко, и Путин лишены возможности объявить о столь чаемой Владимиром Владимировичем капитуляции Беларуси перед Россией. Такое заявление в условиях непрекращающихся массовых протестов способно спровоцировать реальный переход части силовиков, в том числе армии, на сторону протестующих, а это будет означать конец режима Лукашенко. У Путина и Лукашенко общность задач заключается в подавлении протеста любой ценой, но желательно с минимальным кровопролитием. А вот дальше их пути расходятся. Лукашенко хотел бы после подавления протеста по-прежнему править самодержавно. Путин же хотел бы убрать Лукашенко, заменить его на пророссийскую марионетку и аннексировать Беларусь. Кто кого переиграет, или в проигрыше окажутся в итоге оба, сейчас сказать нельзя. Все будет зависеть от беларуского народа и позиции коллективного Запада.

Підписуйся на сторінки UAINFO у Facebook, Twitter і YouTube