Обыск в Finance.UA: прокуратура продемонстрировала подозрительную активность

0
21

Уже стало обыденностью, что в Украине правоохранители не спешат расследовать резонансные дела – убийц не ищут, выпускают на свободу или даже помогают скрыться, виновных в огромных хищениях с бюджета чаще находят журналисты, чем те, кому за это из того же бюджета платят, а суды продолжают исповедовать принцип избирательного правосудия, сажая тех, у кого не хватает денег откупиться. Зато просто-таки завидную сноровку блюстители порядка проявляют в делах менее резонансных, особенно там, где пахнет деньгами.

InternetUA продолжает искать ответы на вопросы, которые возникли после обыска в редакции издания Finance.ua.

Напомним, 24 апреля в офис компаний «Файненс.Юа» и «Финлайн» в Киеве пришли с обыском правоохранители. Полицейско-прокурорский десант на протяжении 11 часов проводил обыск на 5 этаже здания по проспекту Степана Бандеры, в результате которого было изъято оборудование и документы не только у компаний, фигурировавших в определении суда, но и в офисах соседних предприятий, просто «попавших под раздачу». В «Файненс.Юа» оценили ущерб от «визита» в один миллион гривен.

Ранее мы попросили юристов оценить определение судьи Колдиной (ее недавно ВСП признал не соответствующей занимаемой должности), на основании которого проводился обыск. Эксперты заметили целый ряд «белых пятен» в определении и обнаружили, что оно вынесено с существенным нарушением требований действующего законодательства, является незаконным, необоснованным и нарушает права и законные интересы ООО «Финлайн» и ООО «Файненс.ЮА».

Изучая нюансы дела, наши журналисты обратили внимание на далеко не последнюю роль прокуратуры в произошедшем. Интересно, что в суд с ходатайствами в данном уголовном производстве (судя по опубликованным в Едином судебном реестре решениям) обращался не следователь по делу, а именно прокурор. Кроме того, 24 апреля на нашумевшем обыске в компании присутствовали сразу четыре прокурора.

afyan.jpg (128 KB)

– Это не совсем типично и свидетельствует об очень высокой заинтересованности органов прокуратуры в этом деле, – отмечает адвокат, управляющий партнер ЮК «Юскутум» Артем Афян. – Тем более, что причина визита выглядит очень формально: те обстоятельства, которые были изложены в определении, не требуют обыска для установления истины. Там нужно провести несколько допросов, а обыск… Не совсем понятно, какие доказательства должны были найти в результате этого обыска.

На нетипичное поведение прокуратуры указывает и управляющий партнер АО «Овчаров и партнеры» Денис Овчаров.

ovcharov.jpg (30 KB)

– Большая редкость – присутствие сразу нескольких прокуроров на обыске. Наличие процессуальных руководителей на обыске говорит о том, что они ожидали совсем другую картину, чем ту, что увидели. Возможно, они ожидали «крупный кеш». Обычно прокуроры на обыске любят «делать сэлфи» с видом «посмотрите, что мы нашли», – говорит Денис Овчаров. – Кроме того, у прокурора на обыске функции «свадебного генерала». Это, условно, тот человек, который, если что, может вступить в коррупционный сговор, и, скорее всего, надеется на то, что удастся «что-то интересное» найти.

Такую активность прокуратуры юрист связывает с возможными скорыми изменениями начальства в прокуратуре по всей стране:

– Я этот обыск связываю ещё с тем, что сейчас прокуратура «на ладан дышит», потому что в ближайшее время ожидается смена генерального прокурора, и сейчас прокуроры пытаются, зная о том, что смена генпрокурора однозначно поменяет лидеров-прокуроров по всей вертикали власти, заработать на новую должность или просто остаться в системе. Это, если можно так выразиться, нормальная практика – так было при смене всех генпрокуроров за последние, наверное, лет десять, – говорит управляющий партнер «Овчаров и партнеры». – Вполне возможно, что ребята думали, что сейчас они найдут кучу «кеша», смогут его нормально изъять или договориться, чтобы не изымать (обычно именно прокуроры известны тем, что устраивают «договорняки»), что-то не отнимать и что-то оставить. Или же визит, повторюсь, преследовал цель «сделать селфи», мол «смотрите, какие мы классные, какую интересную компанию мы нашли».

То, что именно прокуроры ходатайствовали перед судом о проведении обыска, эксперты связывают с более сильным влиянием (по сравнению с обычным следователем) прокурора на суд.

– Дело в том, что если у прокуратуры есть какое-то влияние на суд, то обычно с ходатайством идет именно прокурор, – объясняет Денис Овчаров.

Подлинные мотивы прокуроров для экспертов – загадка. Технически прокуратура может осуществлять процессуальное руководство над любым делом, но такая активность именно в этом вызывает вопросы.

– Я не совсем понимаю, что от Файненс.ЮА в этом плане прокуратура хочет. Это финансовые СМИ и агрегатор информации, и это не денежный бизнес, построенный «на потоках». Я могу предположить, что, по задумке прокуроров (если исключить незаконные умыслы правоохранителей и обыск как попытку давления) «Файненс.ЮА» выступает как сообщник, который перенаправлял граждан от «нормальных» банков к этим «нездоровым» финансовым организациям. Но странно, почему проверяет именно прокуратура и полиция. Пока то, что я вижу, выглядит как какие-то умышленные действия, не совсем очевидные по своему смыслу. То есть на кого-то должно оказываться давление, но пока непонятно, на кого именно, – резюмирует Артем Афян.

Впрочем, такая активность прокуратуры в весьма сомнительном деле может обернуться для неё же проблемами:

– Прокуратура занимается процессуальным руководством, поэтому вся ответственность за проведение обыска и его инициацию лежит на прокуратуре. Формально обыск был инициирован представителем прокуратуры и санкционирован следственным судьей, поэтому, если всплывет вопрос о незаконности обыска и надуманности причин для его проведения, здесь ответственность будет лежать на том, кто его инициировал. Ну и, конечно, на том, кто его непосредственно проводил, – говорит Денис Овчаров.