Уйти налево от страны: кого и как обвиняют в государственной измене в Украине

0
20

"Бум" подозрений

За госизмену до 2014 года в Украине были осуждены единицы. На запрос РБК-Украина в Государственной судебной администрации Украины сообщили, что по этой статье, в период с 2001 по 2013 год были осуждены всего пять человек. Трое из них — военные, оставшиеся двое — частные предприниматели. При этом из-за особенностей учета дел подобного характера можно предположить, что цифры все-таки выше. "В случае совершения нескольких преступлений учет ведется по статье Уголовного кодекса Украины, санкция которой предусматривает более строгое наказание", — пояснили в пресс-службе ГСА. Упомянутый реестр судебных решений отражает данные с 2005 года, хотя информация о наличии приговоров по статье "Государственная измена" отсутствует до 2014 года.

"Бум" обвинений в государственной измене начался как раз в 2014 году. В начале этого года главный военный прокурор Украины Анатолий Матиос заявил, что в период 2014-2015 годов было зарегистрировано 14 тыс. 894 производств в отношении почти 19 тыс. военнослужащих Украины. Эти военные остались на территории Крыма после его аннексии Россией. В их действиях прокуратура увидела признаки невыполнения служебных обязанностей, дезертирства и государственной измены. Однако он не уточнил количество дел, которые расследуется именно по ст.111 Уголовного кодекса "Государственная измена".

Еще одно масштабное пополнение списка подозреваемых в измене Родине произошло в начале этого года, когда Матиос подписал уведомления о госизмене более чем 300 судьям из Крыма, которые остались работать на аннексированном полуострове. "При этом следует отметить, что основная доказательная база, которая свидетельствует о совершении государственной измены судьями, находится на временно оккупированной территории полуострова Крым (решения, приговоры, постановления судей и другие документы)", — заявили тогда в пресс-службе ГПУ.

В Генпрокуратуре РБК-Украина сообщили, что количество открытых уголовных производств по обвинению в государственной измене после 2014 года постоянно растет. Так, в 2014 году таких производств было 67, в 2015 — 89, а только за январь-октябрь 2016 года — их уже 117. Преимущественно дела расследуются в отношении военных.

Так, в этом году правоохранительные органы объявили подозрение в госизмене экс-командующему Военно-морскими силами Денису Березовскому, начальнику штаба ВМС Украины Дмитрию Шакуро, бывшему первому заместителю командующего ВМС Украины Сергею Елисееву, экс-главе СБУ Александру Якименко. 28 ноября, во время видео допроса Виктора Януковича, генпрокурор Юрий Луценко зачитала обвинение в госизмене и бывшему президенту Украины. В то же время, по состоянию на 8 декабря в реестре лиц, скрывающихся от органов власти, в строке с данными о бывшем президенте информация о том, что ему инкриминируют госизмену, отсутствует.

Денис Березовский и вовсе отсутствует в реестре.

Эффективность расследования дел по этой статье и количество дел, доведенных до приговора невелико. С 2014 года в рамках 273 производств было объявлено около 800 подозрений. Но к ответственности были привлечены лишь единицы. Согласно Единому государственному реестру судебных решений в Украине вынесено только восемь обвинительных приговоров по госизмене. Все решения датируются с 2014 года. Осуждены девять человек, четверо из которых военные, и только один человек был приговорен к максимальному сроку лишения свободы, предусмотренному законодательством — 15 лет.

Все дела связаны либо с аннексией Крыма, либо с АТО на востоке Украины. Первое решение, указанное в базе, объявил Каланчацкий райсуд Херсонской области. Тогда за государственную измену был осужден директор школы. В приговоре указано, что он в марте 2014-ого получил задание от представителя Черноморского флота РФ собирать информацию о военных ВСУ в Херсонской области и потенциальных перебежчиках. Свою вину он не признал, но суд приговорил его к 12 годам заключения.

Такой же срок получил военный из части А2502 в Хмельницкой области. Следствие установило, что он был завербован своим близким родственником по заданию спецслужб России. Военный должен был похитить закрепленный за ним самолет СУ-24 МР. Во время выполнения разведывательного полета у границы с Россией в Сумской области он пытался перелететь на территорию РФ, однако ему помешал штурман самолета. От даты совершения преступления до вынесения приговора прошло почти два года. При этом в законную силу решение до сих пор так и не вступило.

Примечательно, что из восьми приговоров лишь один касается крымского военного. Механик-водитель танкового взвода воинской части А2320 в с. Перевальное перешел на сторону РФ в марте 2014 года. 28 марта он получил российский паспорт и работал контрактником в ВМС ВС РФ. Фактически стало понятно о его переходе на сторону России спустя почти два месяца, а именно — 13 мая 2014 года, когда он не явился на службу в часть, которая была передислоцирована из Крыма в Николаев. Перебежчик был задержан 28 января 2015 на пункте пропуска "Чонгар" при попытке попасть на материковую часть Украины. Суд приговорил его к семи годам лишения свободы. Смягчающими обстоятельствами стали его молодой возраст, а также отсутствие судимости. Также суд учел, что по месту жительства подсудимый "характеризуется исключительно положительно, о чем свидетельствует обращение жителей села в суд, на учете у врача-психиатра не находится, по данным учетной документации, под наркологическим диспансерно-динамическим наблюдением не состоит, занимался общественно-полезным трудом".

Последний приговор (еще не вступил в законную силу), был вынесен Винницким судом. Осужденный — мужчина, который с апреля 2015 по 15 июня 2015 года по собственной инициативе способствовал так называемой ДНР в дестабилизации ситуации в Украине. Следствие установило, что он передавал спецслужбам РФ данные о местах дислокации, маршрутах передвижения и ротации, выдвижении на позиции военных и техники ВСУ, задействованных в АТО. Также обвиняемый предоставлял информацию о командовании и управлении украинскими военными подразделениями, их материально-техническом обеспечении, составе, методах и способах военной подготовки, местах расположения огневых рубежей, планов относительно тактики и направлений ведения боя против ДНР и подразделений РФ. Мужчину приговорили к 14 годам тюрьмы.

Наряду с небольшим количеством обвинительных приговоров по государственной измене, некоторых людей оправдывают. Например, в конце июля 2014 харьковского евромайдановца пытались завербовать представители ФСБ России в Крыму. По пути в Симферополь, во время прохождения пограничного контроля, российские чекисты сняли его с поезда. Ему было предложено собирать информацию "об украинских патриотах" и патриотических организациях, а также о правоохранителях Харькова. Обвиняемый согласился, но как только вернулся на материк, сразу сообщил в украинские правоохранительные органы о попытке его завербовать. В судебном заседании прокурор попросил освободить его от ответственности, руководствуясь ч.2 ст. 111. Согласно ей уголовной ответственности можно избежать, если никаких преступных действий не совершать и добровольно сообщить органам государственной власти о полученном задании от вербовщиков.

Также этим летом Ивано-Франковский суд не поддержал обвинение в государственной измене журналиста Руслана Коцабы, который публично выступал против мобилизации в Украине. Суд не увидел в материалах обвинения сведений, что Коцаба выступал с такими призывами, умышленно помогая другому государству или организации для дестабилизации ситуации в Украине. Кроме того, суд не увидел состава преступления в том, что Коцаба аккредитовался как журналист на территории так называемой ЛНР, готовил репортажи для российских СМИ и давал российским журналистам номера телефонов украинских военных. В итоге он был осужден за препятствие деятельности Вооруженным силам Украины.

Судьи кто?

Главная причина малого количества приговоров в госизмене — отсутствие реальных доказательств вины человека. По мнению профессора кафедры уголовного процесса и криминалистики Академии адвокатуры Украины Виктора Боярова, стороны обвинения также зачастую из-за этого специально затягивают рассмотрение таких дел. И это же мешает приговаривать виновных к максимальному сроку наказания — 15 лет. "Где-то договорились, что, мол, признавайся, и пойдешь по нижней границе (минимальному сроку, предусмотренного статьей, — ред.). Человек испугался, признался, хотя, может быть, там фактически не было состава преступления. У нас следствие не готово к таким делам, потому что практики такой не было", — говорит он.

Вместе с тем экс-начальник Главного следственного управления Службы безопасности Украины Василий Вовк отмечает, что у СБУ, которой подследственна данная статья, в целом, нет никаких проблем при расследовании дел по госизмене. "У квалифицированных следователей проблем не должно быть. Есть статья, есть признаки преступления. Если зарегистрировано производство — нужно расследовать. Если оно зарегистрировано фиктивно — его не нужно расследовать, нужно закрывать дело", — говорит он. При этом он утверждает, что ряд "крымских" производств по госизмене — фейковые и их правоохранительные органы открывают для пиара. Но это не касается военных, перешедших на сторону России, уточняет он. "Нет всех признаков, которые указывали бы, что достаточно оснований для регистрации производств. Например, нет признаков мотива, умысла, скажем так, субъективной стороны. Объективная сторона понятна — остались там. Те, кто работает в правоохранительных органах (на стороне противника, — ред.), нет вопросов — предатели родины. Если это военные, получившие российские погоны — они предатели родины. Если люди пошли работать на стройку — они не предатели родины", — объясняет Вовк.

Судья Оболонского районного суда г. Киев Николай Мисечко, председательствовавший по делу крымского военного перебежчика в Перевальном, отмечает, что проблем с трактовкой статьи нет. В ней четко разъясняется понятие "государственная измена". Но судьям трудно вести подобные дела из-за небольшой практики. "Всегда есть определенные критерии рассмотрения в каждой категории дел. Вот мы разграничиваем кражи и грабежи, кражи и разбойное нападение. Они в Уголовном кодексе не выписаны, но существуют постановления Пленума Верховного суда с разъяснениями. В случае с государственной изменой постановления пленума нет. То есть, нет разъяснений. Эта категория дел довольно редкая", — объясняет он.

Так, во время рассмотрения дела перебежчика его адвокаты пытались доказать, что вооруженного конфликта не было в военной части в Перевальном, и поэтому отсутствует факт государственной измены в действиях их подзащитного. "Суд посчитал, что там был вооруженный конфликт, поскольку и часть была окружена, и военная техника была в части, несколько раз ее приводили в боевую готовность. Вооруженный конфликт был. Это же не значит, что нужно обязательно проводить выстрелы", — рассказывает судья.

Адвокат Константин Дорошенко отмечает, что доказать наличие государственной измены в действиях человека сложно. Необходимо установить умысел подозреваемого, причинно-следственные связи между его действиями, которые могли бы повредить суверенитету, территориальной целостности и неприкосновенности, обороноспособности, государственной, экономической или информационной безопасности страны. "В то же время критерии определения такого вреда законодательством четко не регламентированы", — рассказывает он.

Константин Дорошенко — один из адвокатов, который в этом году защищал нового главу полиции Винницкой области Антона Шевцова. Ему вменяли государственную измену за участие в параде 9 мая 2014 года в Севастополе с "георгиевской" ленточкой на груди. После освобождения от должности и попытки Шевцовым пересечь границы с Беларусью, СБУ его задержала и объявила подозрение. Но производство закрыли из-за отсутствия состава преступления. "Все дело было сформировано на "слухах", на искажении фактов и событий, вообще при отсутствии доказательств, произвольному задержанию, давлению со стороны СМИ, общественных активистов как на орган предварительного расследования, так и на сторону защиты, — вспоминает адвокат. — По делу был проведен огромный объем работы. Следствием допрошены всевозможные лица, которые могли что-то показать. Проведены экспертизы, которые показали, что в действиях и словах Шевцова отсутствуют признаки государственной измены, проведен комплекс оперативно-розыскных мероприятий, которые не дали никакого результата. Да и не могли дать, поскольку преступления как такового и не было".

По словам Константина Дорошенко, сбор доказательств при расследовании таких дел затруднен — подозреваемые могут находиться на территории другой страны, на которую не распространяется юрисдикция Украины. "Доказательства в указанной категории преступлений должно происходить путем проведения негласных следственных действий. Этому должна предшествовать кропотливая работа правоохранительных органов по выявлению самых намерений совершить лицом указанное преступление. На практике же, как правило, имеет место сначала объявление лица государственным изменником, а уже после — документирование его действий, что приводит к потере ценных доказательств", — говорит Дорошенко.

В пятницу начались первые, после оглашения подозрения в госизмене Виктору Януковичу, следственные действия. Его адвокат Виктор Сердюк встречался со следователем ГПУ по определению даты для видеодопроса экс-президента. Защитник Януковича уверен — дело по обвинению в госизмене Виктора Януковича не имеет никаких перспектив. По его словам, бывший президент готов давать показания и обосновать почему он подписал 1 марта 2014 года обращение к Владимиру Путину с просьбой ввести войска на территорию Украины. В тоже время адвокат считает это дело интересным, потому что придется «давать оценку деятельности Совета национальной безопасности и обороны от 28 февраля 2014 года». «Несмотря на то, что в Крыму уже начали происходить действия по захвату власти, несмотря на то, что Виктор Янукович де-факто уже не мог осуществлять свои реальные полномочия, тогда не были предприняты шаги для урегулирования кризиса. Поэтому в данном деле больший акцент расследования должен быть направлен на оценку действия тех людей, которые проводили совещание (СНБО – ред.) на тот момент. Именно с процессуальным статусом группы этих людей и необходимо будет определяться в этом деле, и от этого отталкиваться в вопросе почему Крым был потерян для Украины», — заявил адвокат.

Источник