Все больше безразличия к нам: откровенный рассказ переселенца с Донбасса

Меня зовут Михаил Решетников, я из города Донецка, переселенец, как многие сейчас. Сначала переехал в Днепр, помогал вывезти православного священника. Это было как раз тогда, когда Стрелков выехал из Славянска в Донецк со своей «группой».

После того, как Стрелков-Гиркин там обосновался, я понял, что в Донецке делать уже нечего, его слили. Мы остались в Днепре и жили там почти год.

Пробовали создать общественную организацию, она называлась «Сходи». Но, как оказалось, не все у нас готовы вообще заниматься общественной деятельностью или что-то привносить, так как любая общественная организация в принципе предусматривает какие-то вложения.

В Днепропетровске было сложно, но, слава Богу, нам помогали в «Штабе допомоги Днепра».

Мы с их помощью бесплатно прожили три месяца, потом пришлось искать работу, серьезно задумываться о том, что в Донецк не вернешься. Сначала нашел работу, потом мы с женой определились, что едем в Киев.

Приехали в столицу, здесь нам удачно подвернулось жилье. Люди пошли навстречу, без уступок, но мы живем без проблем, которые бывают у некоторых. У меня получилось вывезти из Донецка «Газель» и кое-какой, самый примитивный инструмент, которым я думал просто перебиться какое-то время.

В принципе, все — квартира, жилье, родственники — осталось в Донецке.

Здесь же, в Киеве, тоже были определенные сложности. Я поменял, наверное, до десяти рабочих мест. Были сложности, и с людьми…

Переселенцев вообще воспринимают по-разному: кто-то относится агрессивно, кто-то вообще никак, безразлично, кто-то, наоборот, с сочувствием. Но в основном, к сожалению, люди безразличны.

Уже устали и волонтеры, и те, кто относился к сочувствующим, или, как их еще называют, «Диванной сотне». Но жизнь наша более-менее стабилизировалась, мы вышли на «Крымскую диаспору», я понаблюдал со стороны за этими ребятами. Было предложение заняться жильем, проект «Абрамовка».

Мы вступили в «Крымскую диаспору», благодаря этому познакомились с некоторыми людьми, и в том числе из Крыма. Они своеобразные люди, отличаются от дончан и луганчан. Конечно, мы находим общий язык, дружим, обзаводимся какими-то знакомствами. Сейчас нас объединяет проект «Абрамовка», который позволяет людям определиться, где они будут участвовать чем могут помочь, хотят делать это, или не хотят.

На данном этапе мы вышли на получение наказов на земельные участки. Это уже хороший прорыв. Ожидаем, чтобы нам пошли навстречу в государственной структуре. И руководителям проекта приходится эти проблемы решать. Большинство людей (вот то, что радует!) которые взялись за этот проект, не бросают начатого. Они взялись, и пошли на эти амбразуры, которые никому не были знакомы. Я сам лично знаю много людей, общественных организаций, которые брались за жилье: им вставляли палки в колеса. Но «Абрамовка», это такой пилотный проект, это как пионеры в Антарктиде.

Я думаю, что набьем шишки, наделаем ошибок, естественно. Не побеждает тот, кто не ошибается. Нужно научиться прощать что-то, нужно научиться требовать ответственности от людей за то, что они делают. Естественно. Без ответственности невозможно брать на себя какие-то роли.

Я знаю, что этот проект закончится, и следующие проекты будут намного легче. Я бы рекомендовал всем участвовать в чем-то и прикладывать свои усилия. Не поливать грязью, а брать и что-то делать. В конце концов, с оккупированных территорий выехало очень много людей, очень разношерстных.

Начиная от простого разнорабочего, и заканчивая юристами, медиками, педагогами. В той же «Абрамовке» больше 400 человек, насколько я знаю. Там очень разные люди, и это радует. И хорошо, что есть лакмусы, индикаторы — люди, которые чем-то недовольны: они показывают ошибки и недостатки, и это нормально. Но мы победим. И будем двигаться вперед. Этим я хочу ободрить тех, кто будет смотреть этот ролик.

Крымская диаспора

Сообщить об ошибке — Выделите орфографическую ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter

Вам понравиться

Добавить комментарий


Загрузка...